Ролевая игра по Наруто

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая игра по Наруто » Окрестности селения » Горный перевал


Горный перевал

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

По сравнению с другими членами организации, Какузу был одним из самых выносливых. Столь необычное строение организма давало ему огромное преимущество перед остальными, несмотря на солидный возраст. Возможно, многие бы находили его относительную старость  как повод для шутки юмора, но сам он так не считал, а наоборот даже гордился тем, что обладает таким большим опытом и возможностью поддерживать тело довольно бодром состоянии – любой стареющий орган легко заменялся на молодой, а активность поддерживали целые пять сердец. Конечно, слова «бодрость» и Какузу – кажутся мало совместимыми, потому что он был довольно пассивным в своих движениях (разумеется, это не касается файтингов), но это лишь в силу характера и столь ценной мудрости лет, которые просто не позволяли ему себя вести «живенько». Но мы отклонились от темы. Сейчас казначей, вопреки выше написанному, чувствовал усталость, и он толком не понимал, то ли она действительно физическая, то ли это Хидан умудрился так утомить своими раздражающими и бессмысленными речами, что дико хотелось спать, молчать и никого не видеть. Какузу даже успел наивно предположить, что ему удастся отдохнуть, потому что до того, как они дошло до… назовем это центральным залом, напарник подозрительно не вякнул ни единого слова и только его шаги по каменистой поверхности и едва слышное дыхание, а потом будто шуршание пера о пергамент, давали знать, что он все так же следует за массивным человеком в маске.

Открывшаяся взгляду комната произвела положительное впечатление. Даже несмотря на то, что обычно подобным пещерам было свойственно задерживать в себе влагу и необычайный холод, здесь было достаточно тепло – не иначе как действовали остатки наложенного в старые «добрые» времена дзюцу. Грязь ни сколько не смущала, а даже придавала определенную атмосферу древности и этим создавала специфический уют, единственное что смущало – это затхлый запах, созданный все тем же, казалось бы,  вековым слоем пыли, в котором можно умудриться спрятать никак не меньше четырех монет рё. Дышать было тяжело, а через маску – вдвойне. Морщинки между хмурыми бровями углубились еще больше, и Какузу в сомнениях потер край черной материи, скрывающей лицо, слегка потеребив край из-за сложившегося дискомфорта. Незамеченная паутинка оставила свой искусный узор на плаще, как дополнительное украшение к алым облакам, ее хозяин – местный паук, если еще не сдох, наверняка возмущен таким появлением непрошенных гостей.

- Эй, Какузу, как погибла моя мать, отвечай…
Вся прелесть молчания долго не продлилась, хотя Какузу и сам собирался его нарушить, но уж точно не подобной темой, какую выбрал Хидан. Казначей медленно обернулся и вцепился в напарника взглядом своих странных черно-салатовых глаз и этот взгляд не внушал ни единой доли оптимизма. Не зря молчание напарника имело действительно подозрительный характер, потому что в итоге оно закончилось  явным проверяющим вопросом. Да, шиноби должен быть подозрительным, но Какузу всегда раздражали подобные выпады, и ему было намного проще врезать Хидану еще раз в знак доказательства, что никто никого не подменял, нежели ответить. А ведь если подумать, то изредка и ненадолго Хидан мог не бесить, как раз таким случаем и был тот его рассказ о своих родителях, вот уж была воистину нелепая история, даже не удивительно, что у той парочки родился такой «чудесный» ребенок. К слову, Какузу сейчас даже не мог толком сообразить, что именно толкнуло напарника на подобную проверку – он был не из тех подозрительных людей, которым фактически на пустом месте могут развить себе паранойю. Значит, было «что-то» и этим «что-то», скорее всего, оказалась последняя фраза Какузу на входе, сказанная с иронией, которую беловолосый не оценил и даже не понял. Не будь такигакурец не в настроении, он бы определенно посмеялся над ним, но сейчас это вызвало только легкую усмешку, едва ли заметную под маской и тихий смешливый «хм».

- Прекращай маяться дурью и разведи огонь в камине.
С этими словами Какузу, остановившийся как раз около стола, взял пыльный коробок спичек, встряхнул его, проверяя наличие желаемого содержания, и когда деревяшки с серой на конце стукнулись о картонную стенку, бесцеремонно швырнул их в руки Хидану. Сам он намеревался сверить их маршрут с картой, чтобы не было никаких отклонений и по возможности рассчитать более точное время прибытия в помеченный крестиком пункт, мозгов напарника же хватало только на черную работу.

0

32

Рука автоматически поймала небрежно брошенные спички. Беловолосый развернулся и не спеша пошёл ломать стул. По пути дописав в дневнике :
« 3) Какузу похоже окончательно сбрендил.»
Не то что бы ответ напарника устроил Хидана, просто он увидел в глазах Какузу то, что на секунду потерял. Стулья стояли рядом, одинаковые и деревянные. Вспомнив нехитрую детскую считалочку, Хидан в конечном счёте тыкнул пальцем в один из них. Грациозный удар ногой, не громкий хруст, и перед «разрушителем стульев» лежали уже дрова. Собрав их в руки и бросив в камин, блондин принялся разводить огонь. Спички давно отсырели, и где-то на десятой попытке Хидан не выдержал и запустил ими в шкаф. Трухлявая дверца приоткрылась от удара, казалось, что она развалиться прямо на глазах. Через небольшой проём беловолосый увидел внутри шкафа копну дров и веник. Хидан перетащил дрова из шкафа в уже полюбившийся ему камин и решил таки отвлечь напарника от ковыряния в карте.
- Какузу, нужна твоя помощь, спички отсырели, а я не владею огненными техниками.
Сделав недовольную мину, блондин подошёл к столу и стал ждать. Мельком глянув в карту, добавил:
- Кстати, долго ещё идти?

0

33

Убедившись, что Хидан пошел заниматься делом, он с некоторым облегчением вздохнул и поставил на стол вазу, подаренную новогодним духом – пока он не представлял, что с ней можно полезное сделать. В голову лезло только «продать», но торгами ни на черном рынке, ни на обычном, Какузу не занимался – считал это слишком мелким делом, не достойным шиноби. А сейчас такая объемная вещь просто мешала. Теперь, когда были свободны обе руки, он из-за пазухи выудил карту, с шорохом расправил ее и расстелил на шероховатой поверхности стола, после чего взял за спинку деревянный стул и как следует встряхнул его. Тут же поднялось серое облако пыли, снова напоминая Какузу о неудобстве дышать через маску в данном случае. Зато стул стал не настолько грязным, сколько минуту назад, и не грозил оставить занимательный пыльный отпечаток на соответствующей части тела. Какузу на него водрузился и опустил серьезный взгляд на карту. Продвинулись они не настолько далеко, насколько могли бы, если бы не их постоянные препирательства, но если между ними завтра не возникнет проблем, то добраться до места можно будет довольно быстро.

На заднем фоне слышались отзвуки бурной деятельности по разжиганию камина и, казалось бы, такое усердие не может не закончиться успехом, но Какузу ошибся.
- Какузу, нужна твоя помощь, спички отсырели, а я не владею огненными техниками.
Мозгов напарника не хватило даже на черную работу. Но так ему думалось из-за испорченного настроения, в самом же деле Хидан обладал парой качеств, которые можно было бы ценить, и в бою он был очень удобен для совместной работы, вот именно в нем его нельзя было назвать глупцом уж точно. И в целом казначей это прекрасно осознавал.

- Кстати, долго ещё идти?
Вопрос отвлек Какузу от саркастичного ответа и заставил бросить еще раз мимолетный взгляд на пошарканную временем и походами карту, а затем он поднялся, возвысившись над напарником.

- Уложимся часов в девять пути, если кое-кто не будет нас задерживать – разумеется, он имел в виду самого Хидана с его религиями, болтливым ртом и скверным характером.
Вдох-Выдох. Опять чертова пыль и чертова маска. Подняв руку, Какузу все же стянул черную материю с лица, обнажая красочное соединение нитей, идущее в разные стороны ото рта. Пару мгновений он смотрел на Хидана, после которых прошел мимо к камину. Помогать он был не против, если его нормально попросить, а напарник на удивление попросил именно так. Под ногами хрустели деревянные щепки, оставшиеся от беспощадно разломанного стула и перенесенных дров, а перед самим камином красовались отпечатки обуви на высыпавшейся саже. Присев как раз напротив камина, Какузу сложил руки в печать *тигр* и раскрыл рот, выпуская черный поток органического шевелящегося «нечто» и при помощи, кроющейся в нем, маски, выпустил из себя слишком сильную для такого дела струю огня, которая без проблем разожгла дрова, да еще и сразу довела до пепла треть из них.

- А ведь можно было заставить тебя добывать огонь трением. – сказал он, поднимаясь на ноги и возвращаясь обратно к облюбованному месту. Маска уже вернулась на свое законное место – спину, и лицо Какузу выглядело как обычно, разве что его больше не прикрывала никакая ткань.

Отредактировано Какузу (2008-02-07 13:49:53)

0

34

- А ведь можно молча поджечь камин и не выделываться, - прокомментировал последнюю фразу беловолосый. Ему хотелось побыстрее закончить с этим заданием, а для того что бы это произошло нужно было всего ничего – перестать болтать. И поэтому для себя Хидан решил, что если напарник не будет на него напирать без причины, он сохранит молчание вплоть до убиения монаха. Девять часов не так уж и много если подумать.
- Я собираюсь поспать, разбудишь меня, когда посчитаешь нужным.
Быстро оценив взглядом кровати, блондин выбрал самую чистую на вид. Немного покорпев над ней, кровать приняла божеский вид. Ну, то есть спать на ней уже можно было. Не снимая плаща Хидан улёгся на ней поудобнее и погрузился в сон. Его не волновало в данный момент ничего, он наконец-то поспит.
Но он не выдержал и слегка приподняв голову добавил перед тем, как проволиться в сладкие обьятия сна :
- Да и не смей нас завтро задерживать.

Отредактировано Hidan (2008-02-08 13:30:21)

0

35

Последние слова напарника Какузу как обычно проигнорировал: он опасался, что если огрызнется, это выведет напарника из восхитительного (за счет наступившей в пещере вдруг тишины) полусонного состояния, и бессмертный втянется в «веселую дискуссию».

Поэтому Какузу только вздохнул и молча покачал головой.

Шаги ниндзя были бесшумны, а движения  - точны. Какузу установил на входе в пещеру пару растяжек, оканчивающихся взрывными печатями и, удовлетворенно оглядев сделанную работу, двинулся вглубь пещеры.

Все-таки у Хидана мозгов точно не хватает – как он мог вот так вот преспокойненько улечься спать даже не подумав о безопасности?! Иногда, я вообще сомневаюсь, что он учился чему-нибудь кроме своей дурацкой религии….

Какузу приблизился к самой дальней от выхода кровати и брезгливо оглядел толстый слой пыли, покрывающий постельное белье. Вздохнув, Какузу схватился за углы ветхого одеяла и труханул его. Воздух мгновенно наполнился тучей пыли. В этом момент Какузу пожалел, что снял свою защитную маску – пыль тут же набилась в нос и казначей оглушительно чихнул. Опасливо покосившись в сторону спящего напарника, Какузу с облегчением заметил, что тот по-прежнему невозмутимо продолжает спать – а это значило, что сегодня удастся поспать и Какузу, так как очень часто, когда бессмертного мучила бессонница, он донимал Какузу бесконечными ночными разговорами мешая спать и своему напарнику.

Более мене прилично, насколько это вообще было возможно в данной ситуации, вытрусив одеяло, Какузу  вновь застелил его  на кровать, а затем осторожно улегся сверху.

Казначей лежал на спине, закинув руки за голову и пялился в  темноту над собой. Слабый свет звезд, проникающий в пещеру, давал достаточно света, чтобы различать контуры предметов, но темнота скрадывала все детали. Спустя некоторое время Какузу почувствовал, как его веки становятся невыносимо тяжелыми и уже нет сил держать глаза открытыми.

Скоро… скоро мы тебя найдем…. Интересно, почему за этого монаха платят такие деньги?....- это были последние мысли Казначея, прежде чем он погрузился в сон.

Первые лучи солнца, проникшие в пещеру. Разбудили Какузу. Казначей легко вскочил с неудобного ложа и принялся разминать затекшее за ночь тело простейшими гимнастическими упражнения.

Ну, теперь я хотя бы снова чувствую себя человеком… - подумал Какузу, обшаривая комнату взглядом. – Хм…вроде ничего не изменилось и мы по-прежнему тут одни….. Хотя, чего я ожидал?

Тут взгляд Какузу наткнулся на бессовестно дрыхнущего Хидана.  На лице Какузу появилась ехидная улыбка. Подойдя к бессмертному, он со всего размаха пнул его по мягкому месту, опрокидывая с кровати.

- Поднимайся….

Какузу подошел к выходу и полной грудью вздохнул свежий утренний воздух.

0

36

Несомненно, все люди нуждаются во сне. Даже акацки. Даже самые стойкие и бессмертные акацки. Поэтому Какузу и Хидан провели эту ночь, как и все нормальные люди, мирно лежа в кровати.
Пробудившийся ото сна Какузу, оглядевшись по пещере, не отказал себе в удовольствии лишний раз пнуть своего любимого напарника. Как именно он это сделал, остается загадкой, ведь Хидан лежал на спине, пряча от посторронних глаз то самое место, по которому его пнули. Но это уже дело техники, к тому же у казначея явно был опыт заправского будильника.
Утренний воздух был настолько свежим, что действовал по принципу холодного душа. Солнечные зайчики, нисколько не опасаясь гнева Какузу, весело бегали по его лицу, заставляя щуриться. Для полной картины не хватало лишь леса и какого-нибудь горного ручейка, с котором можно было бы смыть последние следы сна. Иногда можно было видеть на земле тени каких-то птиц, пытающихся выследить с большой высоты какой-нибудь небольшой завтрак. С одного из огромных валунов, стоявших рядом с пещерой, на Какузу внимательно смотрела одна из горных кошек, пытаясь выяснить, не помешает ли он ей спокойно переваривать пару неосторожных мышей, которыми она перекусила полчаса назад. Видимо, решив, что не помешает, кошка устроилась поудобнее и начала умываться. Ночные шорохи сменялись звуками дня.
И среди всех этих звуков вдруг раздался еле слышный шорох откуда-то справа. Кошка насторожила ушки, но шорох не повторился и она продолжила наводить красоту.
Спустя полсекунды где-то метрах в ста от пещеры мелькнула тень, которая быстро удалялась в сторону деревни. Какузу же смотрел в другую сторону и наверняка мог услышать этот неосторожный звук. Какие он при этом сделал выводы, неизвестно.
Но было ясно одно: напарникам следует идти дальше. Медлить с миссией больше нельзя, какой бы она легкой ни была. Уже ничего не задерживало путников, которым предстояло дойти до деревни и выполнить то, зачем они сюда пришли.

+1

37

Когда Хидан говорил о том, что Какузу может разбудить его в любой момент, это вовсе не означало, что будить его надо пинком. Провожая очень злам взглядом напарника и обещая ему тысячу и одну кару, парень с досадой потирал ушибленный зад. А ведь он такой сон видел. И прервать этот сон мог только самый последний нахал. Хидан поправил слегка помятый за ночь плащ и отправился прочь из пещеры с бллагородной целью отомстить несчастному напарнику, посмевшему потревожить сон жреца.
Выйдя из пещеры, юноша покрутил головой по сторонам и обнаружил невдалеке мирно дышащего горным воздухом и ничего не подозревающего Какузу. Грациозно, словно кошка, Хидан подкрался сздаи к Какузу и, хорошенько размахнувшись, дал тому щедрого пинка. Выполнив таким образом свою месть, он еще раз посмотрел по сторонам, безразлично пробежался глазами по горной кошке и окружающему ландшафту.
- Ну так мы идем или так и будем здесь торчать и ждать, пока посыпется манна небесная? Я к тебе обращаюсь.

0

38

Какузу сощурился и, не поворачиваясь к напарнику, прообещал:

- Когда-нибудь я убью тебя! - впрочем, кажется совсем не злобно – это дивное, мирное утро повлияло даже на сухую, черствую душу казначея Акацук, чуточку растопив лед, сковавший его душу

- Пошли… – проворчал он и неспешно двинулся вниз по перевалу.
У подножия горы виднелась деревушка – цель их пути. Убить, помучить, поистязать – все что помогло бы помочь им достать необходимую информацию – вот программа действий для  нового дня бессмертной парочки.

Однако, сам не зная почему, эта мирная, обворожительная картина горного преревала, просыпающейся природы вселила мир и в душу Какузу.
Он пребывал  в удивительной гармонией и с самим собой и с окружающей природой. И даже вечно ноющий напарник на какое-то время перестал его раздражать.
Впрочем, зная вздорный и несдержанный нрав Какузу врятли можно было надеется  что это надолго. Малейшее неосторожное слово или действие со стороны Хидана – и Какузу снова вернется в свое обычное мрачное расположение духа.
Как некстати в голове казначея промелькнула мысль, что в этой  глуши они врятли заработают денег – маловероятно что какой-нибудь уважающий себя «дорогостоящий экспонат» забрел сюда

- Пошевеливайся… – бросил через плечо Какузу не сколько надеясь, что на Хидана хоть как-то подействуют его слова, а скорее по привычке командовать и брюзжать по поводу и без.

Чем ниже они спускались по склону горы, чем выше поднималось солнце и следовательно становилось жарче, тем больше портилось настроение у казначея …

0

39

мне никто так и не написал, а жаль - хорошая была игра...

0


Вы здесь » Ролевая игра по Наруто » Окрестности селения » Горный перевал