Ролевая игра по Наруто

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая игра по Наруто » Киригакуре » Пивной бар "Ютари"


Пивной бар "Ютари"

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

В атмосфере полной мрачности и туманности улиц, это заведение смотрится настоящим лучиком солнца. Днем и ночью здесь не утихают увеселительные гуляния. Несмотря на свое название, Ютари отличается от других пивных баров, это не специализированное лишь на одном пиве заведение, а полноценный ресторан с огромным количеством блюд, и напитков, в числе которых фирменное сакэ "Добуцу".

0

2

При входе в бар, на Акацки хлынула здешняя атмосфера. Она всегда была шумной от разговоров и тяжёлой от табачного дыма, хотя трактирщик делал все те вещи, которые ему положено делать. Проветривал помещение, мыл стойки, столы и полы. Однако дым и шум давно стали неотъемлемым элементом пивнушки, въевшись в ее стены основательно. Контингент здесь был подстать: шумный, наглый и вечно пьющий. Впрочем, все они были достаточно наблюдательными, чтобы обеспокоиться при виде высоких темных фигур.
Пара неспешно прошла за дальний столик, как им показалось самый не освещенный. Пристроившись в уголке, Итачи позволил себе откинуться на стуле, благо он был значительно мягче придорожного камня. Немного поскучав, напарников посетила местная официантка (да-да, и в таких местах есть официантки).
Внимательно выслушав краткий экскурс меню, предлагаемое в Ютари, красноглазый сделал заказ: Хаабути онегай симасу...(хаабути - чай из горных трав).
Теперь Учихе оставалось только ждать, когда напарник посветит в более подробные детали об информаторе.

0

3

В таком месте рассчитывать на быстрое исполнение заказ не приходилось. Прежде чем заявка перейдет в статус "исполнено",  она пройдет долгий путь длинной не меньше 10-15 минут. Всё же, Итачи не задавался помыслами о недовольстве, потому что в ближайшее время покидать Ютари, нукенин не собирались. Дополнительную значимость этому факту придал внезапный, минуя уши, ворвавшийся прямо в мозг, - голос.
Искать подходящее место для концентрации не имело смысла, к тому же, никто не заметит временно отключившихся персон, тихо и мирно сидящих в дальнем углу.
----> Пещера Акацки

0

4

Итачи открыл глаза. По-прежнему царившая суета не вызывала никакого внимания. События получасовой давности откинуты на свалку сознания, в них нет ничего сверхважного, о чем следует задуматься в столь непринужденное время. Совершенно новые мысли, прохладные, смиренно-прозрачные, вереницей текли в голове.
Я не читаю будущего, я его отгадываю, ибо оно всегда предсказуемо. Как мне это удается? По знакам настоящего. Именно в нем, в настоящем, весь секрет. Уделив должное внимание - сможешь улучшить. А улучшишь нынешнее свое положение - сделаешь благоприятным и грядущее. Не заботься о будущем, живи настоящим, и пусть каждый твой день проходит так, как желаешь ты. Верь, что тебе под силу абсолют. Разумеется, каждый день несет в себе частичку вечности. Проклятие убеждает. Благословение расслабляет. От удовлетворенного разума до удовлетворенного сердца ведет длинный путь. Счастье является скорее произрастанием жизни нравственной, чем жизни умственной. Если меня спросить: достиг ли я счастья? Я отвечу - нет, но, безусловно, часть пути пройдено. Осознание вообще, и осознание счастья в особенности, скрывает свои величайшие сокровища не в области сердца или разума. Недостаточно открыть новую истину в мире идей и фактов, где твои поступки ценятся по выводам других. Истина стала для меня жизненной лишь с той минуты, когда что нибудь преобразила, очистила, умиротворила в моей душе. Истинное сознание, его деятельная сущность заключается в сознании нравственного совершенствования. Если меня спросят: рад ли я истреблению клана? Я отвечу - да, но, безусловно, этого мало, чтобы счесть мой путь полностью завершенным. Чем дальше я иду, тем больше убеждаюсь, - ищешь и все менее ждешь необыкновенного, так как вскоре познаешь, что самое необыкновенное в обширном, спокойном и однообразном течении природы - есть ребяческое попрашайство личного невежества. Это меня угнетает, я сразу вспоминаю тех, с кем мне довелось сосуществовать, да, именно сосуществовать. Они были такими, они хотели сделать меня таким. Но я ушел, - они остались. Мой путь продолжается. Хорошо, что множество не слишком внимательно расспрашивает себя; хорошо, что массы людей, выжидая, следует за инстинктом самопожертвования ради долга, чести и всеобщего мира, который якобы вечен. Они таким образом с закрытыми глазами идут вслед за огнем, который перед ними носят лучшие из лучших, так называемые правители, идеалы. Но все же идеал заключается не в этом, и тот, кто жертвует малейшим в пользу своего родителя, ясно представляя, чем и почему он жертвует, занимает в нравственной жизни более высокое место, чем тот, кто даже отдает свою жизнь, не бросив назад ни одного взгляда, так? Друг, брат, родственник, - это ценники, наклеенные социальным укладом. Одни стоят дороже, другие дешевле. Мир полон слабых и благородных душ, воображающих, что последнее слово долга заключается в самопожертвовании. Мир полон прекрасных душ, которые, не зная, что делать, ищут случая пожертвовать своей жизнью, и это считается высшей добродетелью с точки зрения праведности. Я считаю, что высшая добродетель требует, чтобы мы знали, что делаем, и выбирать то, к чему следует стремиться. Только раньше я не знал, что могу это делать. Теперь же, всё иначе, мои глаза открыты, я вижу свет над беспредельной бездной.
Внутренне Учиха до сих пор многозначительно молчал, устремив независимый взгляд в никуда, однако теперь слух уловил шум, гам, возгласы и удары - всё то, в чём опытный человек непременно определит увеселительное заведение средней паршивости. На столике лежал счет за чай, который ещё не касался губ Акацки, холодный Хаабути. Удивительный букет холмистых трав орошенных влагой, которую, как милость, исторгают небеса. Свежие лепестки пройдут длительную процедуру, перед тем как окончательно попадут в заварник. Таков их путь.

+3

5

Дверь в бар широко распахнулась и сильно врезалась о стенку. Тусклый свет в дверном проеме хорошо выделял силуэт большой фигуры в плаще и длинной рукояти меча за спиной. Медленно, но уверенно, фигура переступила порог и очутилась внутри здания, занеся с собой туманный шлейф с улицы. Слегка влажный, черный плащ с красными облаками смирно свисал вниз, а на голове красовалась соломенная шляпа. Одежда скрывала практически все тело, можно было увидеть только синий цвет кожи на руках и нижней части лица, улыбка на которой в данный момент изображала райское удовлетворение.
  Кири... Как давно я здесь не был... И за все это время здесь так ничего и не изменилось... Все тот же свинарник с толпой убийц вокруге. Место где постоянно нужно быть начеку и не зевать. Место где уважают силу а не справедливость и закон. Что сказать - нет места лучше родины...
  От мыслей улыбка разширилась еще больше. С таким радостным настроем Кисаме начал направляться к барной стойке, жаждя выпить что-нибудь покрепче, дабы еще больше поднять в себе удовлетворение. Однако на пол пути к стойке на него вдруг нахлынуло странное чувство. Или предчувствие, трудно было определить сразу. Как будто он уже бывал здесь... И что-то очень интересное произошло здесь в прошлый раз. Толи драка, толи какая-то беседа... Остановившись, Кисаме внимательно осмотрел заведение, ища что-нибудь знакомое что, возможно, вернуло бы ему память об этом месте. Взгляд остановился на окне... Амфибия кинула на него весьма недобрый взгляд. В голове пронеслись мысли о том что надо бы пробить это окно чьей-нибудь черепушкой, может быть тогда что-нибудь и вспомниться. Но да ладно, успееться еще. В конце концов - планы были на то чтобы немного задержаться здесь, перевести дыхание и снова отправиться в путь. Откинув подозрения на второй план, Кисаме продолжил путь к барной стойке и на этот раз дошел до конца. Оперевшись правой рукой на стойку, Кисаме сказал:
- Дай-ка мне чего-нибудь фирменное, крепкое и закусить...
  С этой фразой пришло сильное ощущение дежа-вю, которое заставило Кисаме даже слегка заволноваться. Со стороны это заметить было трудно, но все-же... Повернув голову в бок от стойки, синекожий продолжил разглядывать помещение. Теперь уже он рассматривал столики и посетителей, которые сидели за ними. Не фокусируясь на повадках, больше рассматривая поверхностные приметы, акулий взгляд остановился на дальнем столике в углу, за которым сидел некто. Присмотревшись получше он удивился что этот некто был облачен в таком же плаще как и Кисаме и имел большие впадины на лице. Сразу осознав что за столиком сидит его комрад - амфибия, недолго думая, дал жест бармену, говоря, мол "заказ принесешь за тот столик" и направился к Итачи. Подойдя ближе и отдав своему напарнику приветственный кивок, он промолвил
- все наслаждаешься местным гостеприимством, а? А как же работа?
  Разумееться, за словами последовал любимый смешок, который должен был намекнуть о радости от встречи с напарником и, конечно же, указать что про работу он явно заметил не серьезно. Присев за соседнее место, Кисаме терпеливо ждал как заказа, так и ответную реакцию напарника

Отредактировано Kisame (2008-02-01 16:13:57)

+1

6

Тем временем вокруг по-прежнему кишела разношерстная толпа, которая толкалась и пихалась локтями. Какие невзгоды, какие сожаления, какие разочарования могут потрясти подобных, что есть мудрого и крепкого в печалях для них, сожалениях и разочарованиях? Итачи почему-то жутко захотелось отсюда уйти, но, увы, в тщетном ожидании пришлось провести какое-то время, неспешно попивая свой чай. Вскоре скрипучая дверь впустила нового посетителя, разительно отличавшегося на фоне большинства частичек серой массы. Наврядли Учиха когда-нибудь спутает напарника с кем-либо ещё. И отличительная форма здесь не причем. Да, весьма внушительный рост и забинтованный меч за спиной характерные черты для ориентировочного вердикта. Но куда более весомый аргумент: ощущение колоссального объема чакры у новоявленного. Едва ли есть ещё подобные люди не то чтобы в Акацуки, в мире вообще. Пока фигура шествовала к барной стойке, шум приготовлений становился все громче. Наверняка будут пьяные танцы, этому уж точно не помешать, а потом все хором станут петь нескладные песни. А еще будут танцующие шиноби, официантки на шесте. И швыряние в окно недееспособных - кто метче.
Благо Кисаме не заставил долго ждать и быстро направился к столику, значит, есть шанс убраться из Ютари намного раньше, до окончательного безобразия местных гуляк выйти отсюда легче, нежели позже топать по тушам вусмерть хмельных индивидов. Мараться всегда было одним из не любимейших занятий чистоплотного Итачи.
Прочие посетители не обращали на нукэнинов особого внимания. Не проявили они интереса и тогда, когда Хошигаки присел, откинувшись на спинку стула. Не так-то легко игнорировать личностей в сомнительных нарядах. Тем не менее все без исключения успешно справились с этой задачей. Наврядли стоило ожидать от напарника скромного присоединения к столу, он как обычно не постеснялся  нарочито съязвить. Типичное приветствие, на которое Учиха отреагировал типичным молчанием, не забыв впоследствии ответить на вопрос сотоварища.
- Я думал, ты как раз пришел сюда, дабы исправить сию оплошность.

+1

7

Еще толком не успев прийти, Кисаме уже чувствовал себя хорошенько раслабленным на своем месте. Обстановка очень положительно влияла на его настроение, умиляя его окружающим шумом и гамом. Словно ветеран, пришедший с какой-то войны, он сидел на стуле и со спокойным видом размышлял о своих подвигах. Ну, может и не размышлял и уж точно не о подвигах, но тем не мение - наверняка со стороны это выглядело именно так. Для тех же, кто смотрел ему в лицо, а на данный момент это делал лишь один человек - можно было увидеть ухмылку, которая говорила о том, якобы, позитиве внутри него. Хотя улыбке не удалось скрыть раслабленность, об этом говорили глаза. Глаза были слегка прикрытыми, брови немного опущенными, а его жабры на щеках плотно прижались и почти не двигались. Жалко что эту картину не было возможности сфотографировать - наверное это был единственный раз когда Кисаме, за исключением цвета его кожи, практически не отличался лицом от обычного средне-статистического человека.
  Где-то внутри Кисаме так и хотелось сказать - "я слишком стар для этой работы". Нет, он, конечно же, далеко еще не стар, да и работа его вполне устраивала, но такой уж закон психики - чем больше расслабишься, тем больше расслабление втягивает в свои блаженные пучины, пробуждая такие вредные черты характера как лень и пофигизм. К счастью - чувство раслабления было еще на весьма начальной стадии, поэтому пока еще с этим можно было легко бороться, не подключая к сопротивлению особой воли.
- Ну да, ну да... Дела не ждут...
  Как раз в этот момент официантка поднесла к столу маленькую тарелочку с закусью и рюмку спиртного. Жидкость отдавала приятным ароматом, не каким-нибудь паленым спиртом, запах которого мог свалить даже лошадь. Принесли, на редкость, то что и обещали, правда синекожему было слегка наплевать на это. Если бы ему подсунули тот же паленый спирт вместо фирменного напитка - он бы врядли разобрал вкус, ибо для него алкоголь - он и в африке алкоголь.
- А хотя, может и ждут...
  Как всегда хекнув, Кисаме залпом выпил горючее и со стуком поставил рюмку на стол. Тихонько кряхнув, он потянулся за закуську, которую принесли на тарелочке. Аккуратно взяв ее своими пальцами, рука начала медленно тащить ее себе в рот. И тут опять случился приступ дежа-вю - взглянув на тарелку, Кисаме обнаружил на ней сушеную рыбешку. Ну прям парадокс какой-то, и где он только еще мог есть таранку в баре после принятия спиртного? Наверное - это все флешбэки какой-то пьянки. Только вот спрашивать у своего комрада отмечали ли Акацуки на днях какой-нибудь праздник он не решился... Авось после вспомниться
Мда, денек явно обещает быть странным...

+1

8

Было жарко и воздух пах, как где угодно запахнет любой воздух, постоянно соприкасающийся с высокой концентрацией летучих веществ, не позволяющей оценить все тонкие нюансы чаепития. Учиха расстегнул ещё две пуговицы хламиды и аккуратно снял соломенную касу, уместив оную на соседнем стуле. Верхняя половина лица в отличие от нижней воспринимала свет категорически негативно. Даже в заднем углу, лампы сияли достаточно раздражающе, для того чтобы спокойно сфокусировать взгляд. Очередное напоминание о том, что за Мангёки приходится платить весьма нехилую цену. И чем больше используешь, тем больше понимаешь всю чреватость последствий.
Итачи покосился на Кисаме. Мерман прибывал в состояние далеком от адекватности. Вряд ли сейчас его можно назвать Демоном Кири, растерзавший кучу не повинных людей и обладавшим нездоровым пристрастием ополовинить на части свою жертву. Понятое дело, что нукэнину никогда бы не пришло в голову оспаривать эти назначения - да и зачем бы? Хошикаги не представлял угрозы. Саркастичный, улыбчивый, открытый, всеобщий друг, всегда способный облегчить задачу насколько нужно в тот или иной момент. Тем не менее, сейчас он вполне сойдет за миролюбивого путника, пожаловавшего вкусить местных яств. Кстати о яствах. Нутро подсказывало, что одной партией заказа Кисаме не обойдется, ибо напарник нередко способен литрами глушить горячительное; подобной тягой к спиртному шаринганистый похвастаться не мог. Конечно, это не значит, что на выпивке стоит жирный крест. Отнюдь. Просто когда большинство находит упоение в попойках и женщинах, Учиху беспокоят куда более высокопарные стремления. Например, думы по младшему брату - Саске, о коем ни слуху, ни духу уже 2й год. А ведь Итачи ждет. Ждет и надеется как хищник в предвкушение неосторожной жертвы. Но, увы, информации слишком мало. Акацушнику остается только с замиранием сердца ожидать дальнейших событий, которые в скором времени произойдут, непременно произойдут.
- Не увлекайся и сильно не расслабляйся. Видимо сегодня у нас будет стоящее занятие, - проговорил Учиха, продолжая изучать посетителей. - Может статься Хвостатый.

+2

9

На замечание напарника по поводу своего настроя Кисаме ответил улыбкой. Впринципе, он хотел сказать что-нибудь по типу - "да бро-о-ось, я в любую минуту готов подорваться с места и снести какому-нибудь уроду голову своей забинтованной селедкой", но даже такой монстр имел малое представление о культуре. Нет, сказать такое он бы запросто смог, просто на данный момент он тчательно пережевывал сушеную рыбешку, которая ранее была сжата в пальцах. Ну согласитесь - ведь какое могло бы сложиться впечатление о жестоком человеке и злобной машине убийства, который говорил бы с набитым ртом и ни дай бог опплевывая своего собеседника в порыве эмоций. Да, это было отнюдь не приемлемо и даже сам Кисаме это осозновал, а посему решил молча, но с улыбкой, прожевать пищу. Приподняв стаканчик, он подал официантке знак что можно было бы принести и добавки спиртного. Не смотря в ее сторону, он уже понял что та засуетилась и начала приготавливать все необходимое для добавки. После подачи этого самого знака Итачи заговорил о работе, якобы стоящем задании. Выражение "стоящее задание" произвело полный эффект от впечатления лиш тогда когда Учиха закончил говорить. Брови Хошигаке удивлено приподнялись, придав лицу немного бодрости, впрочем как и сознанию. Мысль о том что наконец-то открылась охота на хвостатых сильно его порадовала, ибо это занятие очень опасное, тяжелое... И зверски увлекательное. Впоймать чудовище своими руками и посадить его в клетку, как собственную зверушку. Какая прелесть... Успело назреть уже много вопросов по этому поводу т.к. любопытство правило всеми людьми этого мира, однако Кисаме не спешил их выливать, стараясь еще немножко продлить момент раслабления, в котором он пребывал.
- Хвостатый? Чу-у-удненько... Интересно - какой достанеться нам на растерзание, хех!
  К этому моменту к столу подошла официантка и, прежде чем налить в стакан Кисаме добавку, поинтересовалась - не желает ли его друг тоже немного испробовать фирменного напитка? На такой вопрос синекожий отвечать, практически, не имел право. За других он никогда не говорил, тем более за товарищей по оружию, а тут еще и настаивают чтобы он ответил за своего напарника... Ха! Как и все "смышленные" люди, в его голове быстренько нашлось решение данной проблемы - он сказал ей оставить на столе всю бутылку с дополнительным стаканчиком, чтобы всем стало легче. И вот теперь-то была уже совсем другая ситуация - не нужно было никого спрашивать, ни делать каких-либо лишних движений, а просто стать на разлив и не мучаться. А что бы у товарища не было лишних мыслей, Кисаме закрепил все всеми любимым выражением
- Предлагаю за это выпить! Долгожданная охота, все-таки, ммм?

+1

10

В благодушном настроении находилась не только пара из Акацки: люди вокруг вовсю веселились, выпивали, ругались, выпивали, смеялись, выпивали, буянили, выпивали, выпивали, выпивали... Не удивительно, что на полу можно было обнаружить несколько умиротворённо сопяще-прихрюкивающих пьянчужек, чей оглушительный храп, однако же, заглушался ещё более громким шумом общего веселья в баре. Вот за одним из столов сидела группка мужчин и азартно играла в кости, которые по неосторожности то и дело валились на пол. Вот в углу сидел чумазый старик с бутылкой какого-то дешёвого поила и об чём-то горько плакал, то и дело заливая в себя это поило. Вот, на ходу расстёгивая штаны, к выходу направился какой-то мужчина, один раз недобро покосившийся в сторону пары в чёрных плащах. Вероятно, влитая внутрь жидкость требовала выхода. Вот за столом сидел лысый грязненький мужчина и молодой человек. Мужчина что-то с жаром говорил своему собеседнику и то и дело подливал себе сакэ, которое незамедлительно опрокидывал в себя. Вот по бару прошествовал молодой человек с приятной наружностью в форме шиноби и остановился у стола, за которым сидел крепкий коренастый мужик, пристально смотрящий на стоящие перед ним четыре бутылки с какой-то жидкостью. Юноша, поглядывая на пару в чёрных плащах, что-то проговорил мужику, и тот с ухмылкой воззрился на него. Поговорив некоторое время, молодой человек кивнул в сторону Акацки и вручил что-то крепышу. Мужик со смешком встал, взял свои четыре бутылки и, покачиваясь, направился к столику Итачи и Кисаме. Подойдя, он с решительным видом поставил бутылки на стол и исподлобья уставился на синекожего шиноби:
- Бушь?

0

11

Без сомнения, именно такую реакцию предполагал увидеть Учиха от собеседника. Кисаме выглядел помолодевшим лет на десять. Его бледно-синее лицо на миг показалось ослепительно ярким, улыбка блеснула острием зубов, а заинтересованный взгляд пресекал любые вопросы о судьбе каких-либо иных дел. Судя по всему, эта тема не просто открыта, а полностью животрепещуща. Во всех смыслах. Хвостатые - одна из главных обязанностей Акацуки, поэтому волей-неволей требуется производить их поимку в первую очередь, при любой подвернувшейся возможности. Хорошие воспоминания у Итачи сохранились лишь об одном из них. Глубоко-глубоко старый долг, из прошлого. Нет, положительно, неудачный у нукэнинов был тогда день. Рабочая суббота, тринадцатое число. В качестве цели - Кьюби, на фоне прочих Биджу, однозначно стоящий экземпляр и привилегия со стороны Лидера. Но кто бы мог подумать, что легендарный Саннин Джирайя лично встрянет на пути. Дебют и в тоже время провал. Следовательно, в настоящий момент облажаться категорически нельзя. Ибо позор, определенно не то, к чему стремятся Мечник Скрытого Тумана и Шаринганоноситель. Как бы то ни было, чтобы стать знаменитостью, требуется всего-навсего стать знаменитостью.
Быть может, столкнемся с необычайно опасной вещью, и возможно, кто знает, кое-кого придется устранить, хотя такой исход ни в коем случае нельзя считать желательным.
Так или иначе, но до знаменитости пока Учиха вынужден был довольствоваться тем сиянием, что распространяли на него сидящие рядом. И к вящему изумлению, добавим к этому, что сидел он по соседству с людьми, где атмосфера была столь осязаема, что он мог даже определить ее вкусовые качества, - чего никак не получалось сопоставить с прохладным климатом извне.
- Не откажусь, - медленно, но верно Итачи пригладил прядь волос. Он уже давно перестал удивляться таким вещам. Необходимо признать это как данность. Тем более повод есть, от одной флянки ещё никого не развозило, из Акацук естественно.
Вот чем подобные заведения выделяются помимо кипучего беспорядка, так это тем, что большинство посетителей придерживаются мнения: наглость - второе счастье. Подошедший субъект явно из той касты. Это был крепкий мужлан с бессмысленным взглядом. Голова, как пивной котел. Кулаки - кувалды, между глаз кунай поместится, руки толстые, как бревна, перевитые узлами мускулов. В довершение картины его пахучее зловоние крайне здоровски ударило по ноздрям.
- Прошу прощения, - без всякого выражения тихо произнес миссинг-нин, подставляя чашечку для сакэ на разлив к бутылке напарника.
- У нас частный разговор.

+1

12

Услышав заветное подтверждение, синяя рука потянулась за стаканчиком красноглазого дабы от всей души полоснуть в него алкогольного напитка. Да, Кисаме весьма любил когда принимали его предложения, нередко которые были связанны тесной, крепкой нитью с идеями по растягиванию рабочего времени. Впрочем - на данный момент было найдено достаточно веских причин для сией затеи. Ведь просто сидеть и ждать - это скучно, а чтобы сделать что-нибудь полезное - нужно сначала "найти" что-нибудь полезное. А "найти" это самое полезное, обычно, помогал начальник, ака Лидер, который пока молчал... Эх, в такие моменты возникают сожаления о том что у тебя не по-часовой зароботок...
  Вдруг на маршруте руки с грохотом опустились четыре бутылки. Что же это было? Божий дар или какое-то послание? На столе уже было пять бутылей, вероятнее всего, алкогольных напитков. Пять бутылок! Пять! Поворот событий был весьма интересный, особенно для Кисаме. Но не смотря на то что он не видел того момента возле столика, на котором ранее располагался этот самый подошедший пьяница, для Хошигаке мужик показался немного странным. Ну согласитесь - подходить за чужой стол, ставить на него свои бутылки с выпивкой (В такой-то недружелюбной стране), при этом еще и обзывать тебя по имени дайме большой, богатой и зажратой страны, которая располагаеться далеко на западе... Или нет, помоему это был вопрос по-поводу выпивки, а не внешности... Ну если так - тогда другой разговор! Конечно, под другим разговором подразумеваеться не резкий удар в тыкву, а мягкое посылание прогуляться. Кстати - видать, что Кисаме слишком уж долго обрабатывал всю эту информацию, т.к. Учиха опередил с ответом.
- ... Бутылки можешь оставить! - угрожающим тоном поспешил добавить синекожий к словам напарника. Не став отвлекаться от первоначальной идеи, он все же дотянулся до уже податой чашке и налил в нее ароматный напиток. Не мешкая, так же налив и себе, Кисаме решительно приподнял свою рюмку. Предполагая что пьяница справоцируеться на подобное игнорирование и врядли послушает совета или угрозы членов Красной Луны, он утвердительно кивнул и, произнеся волшебное "Будем!" приготовился залить в себя горючее. Но прежде чем он это сделал - он внимательно и пристально взглянул на стоящего рядом мужика, ожидая какой-нибудь буйной реакции чтобы хорошенько засадить ему под-дых в случае чего.

+1

13

/Пьяный мужчина/
Верзила с ухмылочкой оглядел двух своих, как он был уверен, собеседников, почему-то сразу к нему недружелюбно настроенных. Кинув весёлый взгляд на юношу за его предыдущим столом, мужчина довольно проговорил:
- Норма-ально!
Выдав эту фразу, верзила ещё раз внимательно оглядел пару из Акацки.
- А чё это вы меня гоните, хы?.. Я это... к вам тут.. а вы.. Нормально! - он вновь закончил свою речь этим риторическим восклицанием. Перекрутив в голове всё то, что ему сказали, мужчина с новым взрывом смешливо-ироничного недовольства обратился ко всем сидящим вокруг пьянчугам:
- Нормально, да? Я им принёс выпивку, а они тут на меня.... Хы!.. О, кх, ик! - газы алкоголя подступили к горлу, и мужчина непроизвольно икнул.

Можно было заметить, что на пару из Акацки и пьяного мужика обратилось уже множество глаз. Завсегдатаи этого бары знали, что извечный задира Кабоча частенько любит подтрунивать над какими-нибудь невезунчиками, которые ему не вовремя попадутся. И вот - Кабоча решил подшутить над двумя мрачными личностями, которых тут ранее никто не видел.

0

14

Что ж, вот и ещё один тяжелый камень полетел в огород увеселительного заведения. Никчемный пьянчужка настырно прилип к Акацки и по-хорошему не понимает. Здесь налицо мораль, развитая и подавленная до такой степени, что превратилась в бесцеремоние. Для этого быдла собственная личность стала - самым назойливым и непрошеным гостем. Его облик, свидетельствует о призвании не к общественной жизни, а, можно сказать, вообще ни к какой социальной деятельности, - особенность, свойственная замызганным алкашам. Без особых проблем в нем наблюдается некая прозрачность, словно воздух и туман попали в организм, - это сивучие пары проели последние зачатки интеллекта. Напрашивается вывод, что данному человеку недостаёт целенаправленности в приличие, деятельности, мышлении, суждениях, хотя решимость наличествует в полной мере, и даже хлещет через край. И подобные уроды ещё беспокоят нукэнина в свободное от работы время. Абсурд.
На миг Учиху навестил приступ раздражительности, очень специфической и ощутимой ранее лишь в бессмысленном разговоре с наивным Шисуи и вислоухим младшим братцем. Однако немалая энергия будет растрачиваться впустую на ненависть к тем, кто не заслуживает даже презрения. На секунду Итачи прикрыл глаза. И вот, совсем в другом направлении, почти наперекор к обезумевшему, бесполезному, мелководному ручейку гнева, сила, высшая, чем инстинктивная мощь природы, провела через сознание, через обломки мыслей, через покорный разум, нечто вроде длинного потока, прямого, ярко-беззаботного, мирного, который, без колебаний, в спокойном и светлом течении, направлялся из глубин другого источника, скрытого за горизонтом, к тому же безмятежному, сверкающему озеру холодного спокойствия. В моменты, когда на тебя смотрят десятки взыскующих глаз, ожидающих чего-то забавного и желательно веселого, нужно делать то, что ты делал минуту назад и тогда любопытство стада быстро угаснет. По-крайней мере затевать споры с бухариком, - красноглазому совершенно неинтересно.
- В таком случае присаживайтесь, - из соображения вежливости, Итачи сопроводил соразмерную речь указательным жестом на соседний стул. - И не хочу показаться настырным, но вам незнакомо мое лицо, уважаемый...?
С чувством полного ожидания, Учиха кивнул в тон напарнику и опрокинул содержимое чашечки. Огненный напиток бурным потоком раскинулся по горлу и решительно направился вниз. Как говорится: хорошо пошла.

0

15

Невнятные слова пьяницы весьма умиляли. Каждое его еле раборчивое слово все больше и больше расширяло хищную улыбку на лице Хошигаке, которая отдавала еще большим предвкушением чем раньше, при услышанном об охоте. Несомненно - отдых можно было назвать удавшимся. Хотел получить лишь выпивку, а в подарок тебе предоставили еще и тушку на растерзание, для поддержания формы, да и чисто для себя, поржать... К таким подаркам судьбы Кисаме относился особенно благодарно, ведь будучи выполняя то или иное задание он кромсает людей, выворачивая всю ихнюю внутреннюю жизнь, в прямом смысле этих слов, на изнанку, зная что он выполняет работу и только ее. Но когда речь заходит о лишнем баловстве - это уже другое. В таких ситуациях ты полностью осознаешь что делаешь это независимо от каких либо аспектов, по абсолютно собственному желанию а не приказам своего начальника или экстренным нуждам для успешного выполнения миссии. А сейчас, когда кровь подогревали радостные мысли о будующем и небольшой дозой алкоголя, жажда повеселиться дракой была как никогда высока. Быстренько навернув стаканчик пока пьяница что-то мямлил, скорее, всем вокруг нежели только сидячим за данным столом, Кисаме громко "хекнул" своей коронной усмешкой. Ситуация становилась все интереснее и интереснее, т.к. в дело вошло уже подстрикание других сидячих возле пьяниц. Да, было бы весьма скучно бить морду только одному... Такое удовольствие кончилось бы слишком быстро...
  Кисаме уже приготовился снимать свой соломенный головной убор и встать, выпрямившись во весь свой почти двухметровый рост, но он лишь успел опереться на стол, как Учиха вежливо предложил общему собеседнику присесть... Вот чего не ожидал, того неожидал...! Лицо синекожего в мгновение смыло довольную ухмылку, преобразовав выражение лица в удивленное восклицание типа "Какого черта?!". От своего напарника он явно не ожидал такого, своего рода, дружелюбия по отношению к местному люду. Нет, он ожидал что Итачи, как обычно, обломит ему кайф побоища путем спокойного усыпления надоедливой цели или посыланием его в какую-нибудь генджутсу легкого уровня, в которой обидчик пребывал бы столько времени сколько нужно. Но пригласить за стол это было как минимум необычно.
  Может быть мы все уже в его генджутсу? - на момент проскользнула мысль в голове Кисаме, которая заставила вернуть улыбку на свое законное место. Чтож, во всех вещах нужно видеть что-то хорошее, а сейчас перед глазами была весьма добрая картина - трое человек и пять бутылок. Хм, очень интересное развитие событий. Посмотрим куда оно нас приведет...
  Кисаме не стал вставлять свое слово, давая напарнику разобраться с ситуацие по собственному усмотрению и лишь принялся наливать себе еще один стаканчик, закусив при этом одной сушеной рыбешкой, взятой с тарелочки.

0

16

/Пьяный мужчина/
Издав довольное "хы", верзила грузно повалился на стул. Далее последовало не менее довольное оглядывание двух своих собеседников. Кисаме он даже подмигнул. Но, задумавшись над сложным вопросом, Кабоча полностью обратил своё пьяное внимание на отпрыска клана Учиха.
- Ммм... Где-то я.. Где-то я тебя точно видел.. - мужчина прикусил губу, вглядываясь в черты лица красноглазого. Почесал затылок. Потёр недельную щетину. Приложил пальцы к вискам и закрыл глаза.
- Нэ, не помню, - довольно сообщил Кабоча и положил свои широкие руки на стол. Бросив очередной проворный взгляд на юношу за его столом, верзила торжественно встал, взял одну из своих бутылок, внимательно оглядел своих "товарищей" и медленно проговорил:
- Ну, - ещё один взгляд на обоих собеседников, - будем!
Кабоча лихо залил в себя часть бутылки и повалился обратно на стул.

Народу в баре не уменьшалось, не прибавлялось. Мужчина, вышедший освежиться, так и не вернулся, а к спокойно валяющимся на полу телам прибавилось ещё несколько.

0

17

Не подумайте, кем-кем, а недальновидным Итачи нельзя было назвать. Недальновидный шиноби живет не дольше бумажного палена. На самом деле его логика обладала мощной изломностью для обычного понимания, сродни мощности локомотива, несущегося по рельсам и с трудом поддающегося управлению. Быть может, не обрати Учиха внимание на туманника, что несколькими минутами ранее подослал наглого алкаша, - целостное гендзюцу могло последовать мгновенно. Не единично подмечается, что практически любой человек, ощутив пристальное внимание к своей персоне, сразу начинает волноваться и оговариваться. То, чего возможно хотел добиться кирийский служака от странных посетителей, применив в данном случае самый эффективный способ. Посему в ситуации вроде нынешней, ухо тем более надо держать востро, ведь этот сброд сообщал ему только то, что хотел сообщить. А значит, прислушиваться следовало не столько к словам, сколько к паузам между ними, жестам и движениям. Именно в этих провалах крылось то, чего нукэнин не знал и о чем (как посетители искренне надеялись) никогда не узнает. Так что для пущей непричастности пришлось согласиться на общество в дупель пьяного субъекта. Тем не менее, как показывают следующие моменты, - сей неприятный казус длился считанные секунды, - мимолетный перекрест взглядов, - ровно столько хватает виртуозному каллиграфу нарисовать целостную композицию, а шаринганосцу применить простенькую иллюзию непробудного сна, в аккурат сопоставимую для такой вшивой собаки как Кабочо. Впрочем, надо отдать парню должное: он не повалился мешком картошки навзничь, а вполне колыбельной конвульсией убился рылом об стол. Факт что это мог быть посыльный, и, вероятно, жаждущий передать некую весть, нечто чересчур опасное, чересчур секретное, чтобы его можно было доверить телефону или почте, - забраковался в угоду неактуальности. Итачи уже доводилось встречаться с подобными существами. В некоторых краях, где экономика побогаче, заинтересованные лица вовсю использовали гейш. Однако и такой расклад не особо касался Акацки, ибо в большинстве случаев девушки молчали при виде сумрачных миссинг-нинов. Понятно, почему они теряли дар речи завидев Хошигаки, но при чем тут Учиха? Не мудрствую лукаво, красноглазого это тревожило мало.
Отвязавшись от надоедливого гостя, нукэнин принял незаинтересованный вид реальной действительности окружающей обстановки, и переключился на коллегу, или точнее подставил ему чашечку для повторного наполнения.

+1

18

И вот, случилось то, чего Кисаме ожидал несколько раньше. Пьяница, мощно отпив из бутылки, начал медленно и часто моргать, постепенно поднимая свои веки все с большим усилием, пока не сдался и не повалился на стол, погрузившись в свой мир снов, а может и в кошмаров... Да - это был весьма продуманный шаг со стороны напарника. Жаль только, что Хошигаке не мог этого понять, по причине того что больше он любил сосредотачиваться на одной, определенной цели, и обращая внимание на оговорки или волнения - видеть в них только забаву. Ведь, по правде говоря - картина со стороны была примерно такой: пьяница подошел к столу, повозмущался, потом опять подобрел, сел, выпил и уснул. Право же - какие подозрения может вызвать эта ситуация? Малейшая причастность акацук к данному состоянию пьяницы в миг исчезало под покровами обстоятельств и визуальных явлений, таким образом не привлекая к себе внимание относительно-потенциальной угрозы. Однако в таких ситуациях двое напарников разделяли свое мнение, ибо Кисаме больше поошрял прямой и быстрый подход - врезать одному, а остальные, кому надо, сами сбегуться и, таким образом, положить конец догадкам от том - кто враг, кто опасен а кто нет и быстренько расправиться с этими аспектами. Сразу возникает мысль, что синекожий весьма и весьма жесток, но об этом можно было легко поспорить. Ведь в то время как он кромсает мясо, раздирая своих жертв на куски или мучая их медленной смертью в реальном мире - Итачи использовует мир фантазий, который гораздо богаче на ресурсы. Ведь кто знает - что люди видят при направлении, с помощью генджутсу, обычного сна и кто знает - как сильно он изматывал свои цели всеразличными иллюзиями... Разве что только те люди, которые и подверглись таким пыткам. Кисаме же мог только догадываться, хотя ему и было приятно мыслить о том что, при помощи таких способностей, можно выжать все соки как из тела, так и сознания.
  Окинув взглядом Кабочу, который изредка похрапывал на столе, в мыслях промелькали идеи про то что, все-таки, это была не очень хорошая идея - оставлять его за столом. Было бы куда проще, да и веселее, если бы он полетел через окно головой вперед. Но да ладно. Легкий толчек пальцем - и наш приятел уже на полу, мешая только редким проходимцам мимо, практически, самого крайнего столика в баре. Быть может он еще послужит какой-нибудь приманкой и привлечет внимание, которое станет началом новой задачке, которую нужно будет решить. Может Кисаме и удасться урвать себе лакомый и долгожданный кусочек.
  Увидев чашечку своего напарника, которая пододвинулась ближе для новой порции, Кисаме радостно улыбнулся. Не жалея содержимого, которого еще было достаточно в бутылке, он щедро наполнил чашку до краев от всей души.
- Хех, я уже подумал что ты хочешь посмотреть на побоище, исходя из того - сколько времени этот - ткнул большим пальцем в сторону Кабочи - был в сознании... - взяв в руку свой стаканчик, Кисаме вздохнул и продолжил говорить - Итачи-сан, скажи мне - помимо нашей работы в организации, тебя больше ничего не беспокоит? Как-никак - но прошло уже очень много времени... Два года, если не ошибаюсь?
  Это был тонкий намек на обстоятельства, которые оговаривались и ранее. Да и все-равно пока-что делать было особо нечего, поэтому можно было бы и поговорить, обусдить детали, пофилосовствовать на худой конец...

0

19

Юноша за столом чуть досадно поморщился, глядя на мирно посапывающее тело удалого Кабочи. Впрочем, видно было, что сия помеха несильно расстроила молодого человека, и он продолжил сидеть на своём месте, лишь побродив немного глазами по собравшейся в баре публике. Вероятно, он кого-то искал. Наконец найдя то, что ему было нужно, он пару раз щёлкнул пальцами, привлекая внимание официанта. Да, он искал именно официанта, коим являлся небольшой, но проворный мальчишка, ловко маневрирующий между столами и не раз упоминавшимися ранее посапывающими на полу телами. Маленький официант быстро оказался рядом со столом юноши и, внимательно выслушав пожелания клиента, сопровождавшиеся активной жестикуляцией со его стороны, помчался на кухню.
Красноглазый миссинг-нин посчитал данного юношу кирийским служакой, но что-то совсем нетипичное для блюстителя закона было в каждом действии молодого человека в форме шиноби. Ленивые, чуть небрежные движения, скептическая улыбка, отсутствие всякой суровости в чертах лица, но в то же время быстрые и внимательные глаза, отмечающие как будто каждое движение в баре. Он явно был шиноби и опытным. Но вот являлся ли он шиноби Кири, было сказать нелегко, особенно учитывая, что всё это могло быть профессиональным притворством. И всё же юноша продолжал смотреть именно на мрачную парочку в чёрно-красных плащах.

В бар вошла покачивающаяся группка из трёх человек. Почему они качались ещё только войдя в это заведение - неизвестно, но казалось, будто эти ребята хорошенько набрались ещё до захода сюда. Один из них, сложенный заметно лучше двух других, только войдя, бросил молниеносный взгляд на пару миссинг-нинов, но потом сразу же отвёл глаза, оглядел остальную часть бара и, как казалось, сказал какую-то шутку, отчего два товарища его глуповато рассмеялись.

0

20

Несомненно, единственным индивидом, чье общество доставляло нукэнину хоть какое-то удовольствие, являлся Кисаме. Специфическая, можно сказать нестандартная натура кирийского компаньона скрашивала рабочие дни, холодную отрешенность и многолетнее безразличие. Но Учиха не мог всецело посвятить кого-либо в свои планы: слишком уж они были индивидуальны. Кто стремится к силе и безупречности, должен хранить тайну. Против "разумных способов" Хошигаки, красноглазый никогда не спорил и, хотя использование грубой силы считал не самой удачной идеей, согласился на многие параноидальные проделки. Что удивительно, это особо не удалось. Нет, сам он и собирался пачкать руки, но порой не требовалось делиться тактичной рекомендацией - синекожий всю кровавую работу делал по личной инициативе. Удобно. Вот как сейчас, - свергнул со стула ненужный мусор; Итачи, знаете ли, не любит портить маникюр об всякую нечисть, а коллеге: "дайте человека, - человека ему дайте". Хотя остается неясным: кто, зачем и почему – так настоятельно всучил бесплатного Кабочо? Загадки загадками, а раз поставленная задача решена, т.е напарники определенно вне подозрений, то необходимо вернутся к разговору.
- В конечном счёте - да, - акацки на миг умолк, провожая легковесным взглядом стороннего посетителя. Тот прошёл мимо, размашисто, что чуть не задел собеседников, но так и не заметил их. И лишь ветерок, родившийся от движения незнакомца, пошевелил полу черного плаща. - Почти 2 года...Но ты ведь знаешь, что малыша оставили по одной единственной причине.
Пожалуй, общие факты известны не только Кисаме, но и быть может некоторым членам организации. Однако меньше всех знает Пейн. Всё это было вызвано тем, что шаринганистый на самом деле не признавал Лидера своим начальником. Как можно признать кого-то столь посредственного, когда твоим негласным наставниками была легенда давних времен - Учиха Мадара, говоривший с тобой языком манускриптов, позволявшие учиться теми темпами, какие тебя устраивали, и предлагавшие жаждущему знаний разуму все новые и новые чудеса тайных искусств клана. И одно их этих искусств требовало наличие того, о чем минуту назад спросил собеседник. Младший братик, - необходимый источник в универсальной формуле потребной воли, что так движет Итачи. К источнику надо уметь обращаться...и не перепутать компоненты. Главный из которых - сила, очень нужная Саске. Без веры не увидит её. Без воли - стремления - не сможет воспользоваться. Без злобы и ненависти она бесполезна...Ненависть и злоба, порождают месть, универсальную и всеобщую. И рано или поздно кубок плеснет через край, "эвенджер" сам положит голову на гильотину. Понятно, что таковы прихоти судьбы младшего брата.
-  Так или иначе, у нас есть цели поважнее. Тратить время на  мелкую посредственность даже тебе никогда не нравилось. - Как и следовало ожидать, нукэнин подставил ёмкость для очередного пополнения спиртным. 3ю по счету.

0

21

Разлив спиртное, в очередной раз, в оба стаканчика, Кисаме задумался над словами напарника. "Цели по-важнее"... Интересно - действительно ли он имел ввиду то, что сказал? Действительно ли он считает более нужным и важным вылавливать джинчуурики, когда его цель, которую он отметил много лет назад, сейчас бродила не знамо где, все еще в поисках сладкой мести? Действительно ли то, чего он хочет - это стать возле будующего "великого хозяина" сего мира и выполнять приказы? Ведь Кисаме знал историю клана Учиха. Да, впринципе, многие знали... Правда, не у многих в напарниках, коллегах и товарищах все еще водяться представители сего клана, а посему иной раз поразмышлять и углубиться в эту тему было просто неизбежным. Когда свои цели синекожий оставлял полностью и целиком на собственное усмотрение и обдумывания, Итачи поступал несколько иначе. Да - то, что ему предстоит сделать, будет весьма и весьма нелегко. Нет - Кисаме не понимал, что именно он будет делать. Да - Хошигаке собирался помочь напарнику, несмотря на то, что не осведомлен во все аспекты ситуации. Нет - Кисаме, все-таки, собираеться урвать кое-что и для себя. Ведь, сила - это то, за чем все охотяться, а в отличии от напарника, он собирался достичь ее иными путями. В конце-концов - не все владеют мощными доджутсу...
  Тем не менее, оставив размышления о товарище, синекожий вернулся к раздумьям о его родственничке. Ха! Он до сих пор помнит его лицо, которое выражало невероятное отчаяние, страх, растерянность... Сразу вспоминаеться жестокие удары в тело ребенка, некоторые из которых сломали несколько костей и дробящими ударами пробили некоторые органы... А ведь Саске мог и не выжить после такого. И, опять таки - после физического избиения последовал удар по психике. Такое выдерживают единицы, и весьма трудно следить за тем, что бы такое выдержали по чьей-либо воле. Да, тот день запомнился хорошо - столько всего произошло... Встреча с джинчуурики, который был уже на ладони, оставалось лишь сжать ее в кулак и уйти. Встреча с саннином, который испортил все, что можно было испортить на тот момент. Встреча с братом Итачи, который уже в таком раннем возрасте показал не слабую технику, заставляя задуматься о его потенциале. Ну и, конечно же, главные гости студии, которых Кисаме видел весьма редко - Тсукуеми и Аматерасу... Да, увидеть, как оба глаза - мангекью шаринганы - работают на полную мощность удавалось совсем не каждый день. Жаль только что после применения пришлось отступить, ведь могла бы получиться весьма неплохая драка с тем белым старичком. Но на тот момент в этом не было необходимости, да и шутки шутить с саннинами весьма опасны.
  Но так или иначе - все было уже позади. Сейчас оба нукенина сидели в баре, пили хороший алкоголь и планировали следующие действия, которые обещали быть занимательными. Кстати - это относиться как к ближайшим действиям, так и к дальнейшим. Услышав гогот со входа и, наконец, краем глаза заметив подозрительный взгляд туманника, но не придав ему большого внимания, Кисаме лишь слегка поправил свою соломенную шляпу, которая попрежднему сидела на нем и закрывала его лицо от посторонних.
- Ну, значит план действий простой - напиваемся и ожидаем указаний от Лидера. Хотя, может быть, чудо-напиток и развяжет твой язык, хех! - хищно посмотрев в глаза своему напарнику, Хошигаке приподнял свой стаканчик на уровень своих глаз - Кампай!

0

22

Час пик. Бар был заполнен до краёв, и абсолютно все столы были заняты отдыхающими жителями Кири. Впрочем, заняты они были не только пьяненькими мужичками, убогими представителями рабочего класса страны Воды, но и некоторыми личностями, занимающими более высокую ступень в иерархии города. Вот за одним столом уединённо сидел мужчина аристократического вида в тёмном полосатом кимоно и очках и горделиво пил чай. Заметно было, что он всем своим видом пытается показать, какая огромная пропасть лежит между Ним и этими пьянчужками. Хотя на самом деле особого интереса этот мужчина не представлял и никакой серьёзной угрозы для подозрительных миссинг-нинов не нёс.
Троица недавно вошедших людей направилась к одному, ещё свободному к тому времени столу, и, усевшись, принялась за обыденное для этого заведения дело - вливания в себя спиртных напитков. Один из них, тот, что в отличие от других был спортивно сложен, на несколько секунд поднёс руку к уху и что-то быстро проговорил. Потом он неожиданно глупо рассмеялся и показал пальцем на мужичка, стоявшего верхом на одном из столов. Тот уже некоторое время находился в таком необычном положении и приговаривал "Сейчас спою.... или станцую... Чего вам? Спою я!".
Внезапно юноша, доселе следивший за мрачной парочкой миссинг-нинов и тихо сидевший за одним из столов, зашевелился. Он лениво встал, потянулся, и, оставив плату за еду на столе, мерными, пружинистыми шагами направился к выходу. Через несколько секунд юноша пропал из виду.

0

23

Итачи задумчиво проследил, как напарник выпил содержимое своего стакана и со стуком поставил его на стол. Сам же, он немного покрутил в руках порцию, прежде чем пригубить.
"Сидим в таком низкопробном месте, выпиваем стопку за стопкой, словно желаем подольше расстянуть долгожданное свободное время. Впрочем, так оно есть. Чем я могу быть недоволен?"
Учиха сделал большой глоток и поверх стакана проследил за юношей, только что вышедшим из бара. Ничего особенного в нем не было, обычный молодой человек, но вел себя странно и совершенно не подобающе такому месту. Словно он вел наблюдение, стараясь не привлекать внимания, сливался с толпой пьянчужек. А как только что-то для себя выяснил, поспешил уйти, хотя движения были настолько лениво-плавными, что казались просто неестественными."Глупости, это всего лишь мои фантазии умноженные на спиртное".
Допив до конца, Учиха поставил стакан и обратился к своему напарнику:
- Лидер может связаться с нами в любой момент. Я думаю, стоит оставить свой разум ясным. Что касается моего языка...мне казалось, все что я хотел рассказать о себе, уже рассказал. Нет нужды вдаваться в подробности. По крайней мере в этом месте. Со стороны кажется, что до нас никаму нет дела, но это так обманчиво...

+1

24

/Хошигаки Кисаме/Бармен/
Кисаме был вполне доволен тем, как напарники проводят своё время. Как только стаканчик опустел, синекожий поспешил его наполнить вновь. Правда, выпивать он в этот раз не торопился - крепко схватился за стакан, будто его кто-то мог попытаться отобрать, но дальнейших действий не предпринимал.
- Ээ?.. - Кисаме будто бы удивлённо огляделся по сторонам, пытаясь разглядеть этот самый "обман". - Итачи-сан, да разве же тут кто-нибудь посмеет вякнуть?.. Не сомневаюсь, что какие-нибудь выдающиеся старожилы уже меня узнали, только вот кишка у них тонка попортить мне нервы... Или нам... - задумчиво добавил Хошигаки, глядя на прозрачную жидкость.
Тем временем Итачи заметил приближающегося именно к их столику бармена. Немолодой упитанный мужчина, петляя между посетителями, направлялся положительно точно к ним. В руке он держал какую-то мятую бумажонку. Оказавшись у столика пары из Акацки, бармен почтительно поклонился и протянул положил бумажку на стол:
- Молодой человек за тем столом, - мужчина кивком указал на столик, за которым сидел тот подозрительный парень. - написал вам тут какое-то письмо. Я, конечно, не читал, ибо не наше это дело, но вот такие вот.. вот так вот, господа... - под конец он окончательно сбился и, поклонившись ещё раз, поспешил вернуться за стойку.
А на листке же было написано:

"Милостивые господа, ваш покорный слуга хотел вас уведомить, что за парой из Акацки (да, господа, я вполне уверен в том, что вы из этой достойнейшей организации) уже началась слежка нашими доблестными слугами закона. Как вы могли заметить (не сомневаюсь, что вы заметили, но я лишь хотел убедиться в этом), господин, вошедший с группой пьянчужек (будем называть вещи своими словами), имел гарнитуру и что-то сообщал, несомненно, своим товарищам, сидящим в засаде. Говорил он явно о вас, и, если вы останетесь в этом славном заведении на более длительный промежуток времени, вы рискуете (впрочем, кто я такой, чтобы говорить о риске для людей из Акацки?) встретиться с отрядом анбу или полиции. Конечно же, основной и чёрный выход уже караулятся, как, впрочем, и весь периметр здания, но мы ведь с вами на то и ниндзя, чтобы проходить там, где пройти невозможно? Ах да, зачем я всё это вам написал? Просто не мог выразить своего почтения к таким сильным шиноби, как вы, с которыми был бы крайне рад познакомиться чуть ближе. Ваш покорный слуга Тентомару.
P.S. Кисаме-сан, с возвращением."

- Что там, Итачи-сан? - лениво поинтересовался напарник красноглазого.

+1

25

Дочитав послание, Итачи зажал клочок бумаги в руке.
"Значит, не показалось. Какова вероятность, что анбу и полиция уже здесь? Мы не можем просто встать и уйти, в любом случае это может спровоцировать их к действиям. Мы не знаем ни их количество, ни их силу. Кисаме, - в размышлениях Итачи бросил мимолетный взгляд на напарника, - надеюсь, он не настолько захмелел, мне может понадобиться помощь, если же они все же готовы к нападению. Главное сейчас не показывать, что нам что-то известно. И попытаться уйти. А времени на размышления нет."
- Возникли небольшие трудности. Нам нужно покинуть это заведение, желательно в скором времени, - тщательно подбирая слова, ответил Итачи. - Тебе знаком человек по имени Тентомару?
Делая вид, что ищет глазами бармена, будто для нового заказа, Итачи заметил местоположение тех, о ком говорилось в письме. Сидели они довольно далеко от входа, но не это было важно. Важнее те, которые по словам известителя уже оцепили выходы.
"С нас требовалось не привлекать внимания. И мы не будем его привлекать".

Отредактировано Uchiha Itachi-san (2008-09-18 13:40:01)

+1

26

/Хошигаки Кисаме/
Развалившись на стуле, Кисаме в пол уха слушал напарника. Впрочем, слова Итачи его заинтересовали, и он чуть приподнялся. Подумав пару секунд, он уверенно проговорил:
- Никогда такого имени не слышал. А какие могут быть трудности в таком захолустье у нас? - особо выделив последнее слово, вопросил Кисаме. По его мнению, какие-либо столкновения в виде пары отрядов хантер-нинов или другие физические препятствия не могли считаться трудностями, потому что просто являлись пищей для Самехадэ и развлечением для самого Кисаме. Ну а думать, какие ещё могут быть трудности, синекожему сейчас не хотелось. У него отдых, и он не обязан напрягать свой мозг по пустякам... Или Лидер всё же решил их потревожить?

Кажется, особых изменений в обстановке бара не наблюдалось. Люди активно пили и развлекались, а человек с гарнитурой что-то оживлённо обсуждал со своми коллегами-пьяницами и даже не смотрел в сторону пары из Акацки. Новых же посетителей в "Ютари" пока не появлялось.

0

27

Услышав слова своего напарника, Итачи едва слышно хмыкнул, мысленно с ним соглашаясь.
"Именно. Что ж, я скорей всего его просто обижу, если скажу, что разберусь с проблемами сам. Или он будет рад возможности просто отдохнуть?"
Учиха еще немного колебался, пока не поднялся со стула.
- Я сейчас вернусь,- бросил он через плечо.

0

28

/Хошигаки Кисаме/
Кисаме расплылся в довольной улыбке. Улыбочка была, конечно, та ещё - во все двести восемьдесят зубов, острых, как лезвие бритвы. Однако Итачи к этому капкану должен был привыкнуть и, наверное, даже находить нечто очаровательное, недаром же они столько вдвоём прошли. Акацки поднял рюмку, задержал её на секунду около напарника, и пояснил:
- За тебя, - тут же рюмка была осушена. - Ахааа, - Кисаме довольно потянулся, и утёр рукой подбородок.
Как раз в том месте плаща, которым он коснулся рта, было красное облако, и это было даже почти запланированным актом злодеяния по отношению к организации, в которой сам же он и состоял. Истинно, жизнь складывалась из таких глупостей, ну а по правде, Кисаме просто веселился. Жаль, лишь Самехаде пока не было весело, но ничего, зато товарищ сейчас развлечётся. В общем, такой довольный, обрадованный всем подряд не без участия спиртного, Синекожий поудобнее уселся на своём стуле и уставился на Итачи, будто на телевизор - давай уже, мол, показывай, развлекай. Действительно, вид у него был, как у человека, просматривающего незаурядную, ненапрягающую комедию.
А, между прочим, мужик (тот самый что сидел неподалёку и время от времени тыкал пальцем в собиравшегося спеть завсегдатая бара), стоило только Итачи подняться с места, как тут же он почесал за ухом, и хоть жест этот выглядел более чем естественно, красноглазому из письма было известно, что за ухом прячется гарнитура.

0

29

От глаз Итачи не скрылось движение руки мужчины, и уж подавно было известно, что именно находится за ухом. А потому, просто проследовал мимо него, резко сменив свой маршрут, и направился прямо к барной стойке. Положив локоть на деревянную поверхность, Учиха принял положение в пол-оборота, чтобы заодно видеть не только бармена, но и весь зал, и тихо заговорил:
- Тебе не кажется, что у того любезного человека, да, ты правильно смотришь, кончилась выпивка. Так что, принеси ему еще, и скажи, от кого, - в завершении своих слов он бросил деньги на прилавок, чуть скривив уголок рта, заметив, что "любезный человек" смотрит в его сторону.
"Это немного тебя отвлечет, хотя если ты знаток своего дела тебе это проблем не доставит", - он отвел взгляд и попытался встретится взглядом со своим напарником.

0


Вы здесь » Ролевая игра по Наруто » Киригакуре » Пивной бар "Ютари"